Видео смотреть бесплатно

Смотреть 365 видео

Официальный сайт медиатэк 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

Независимая Литературная Премия 'Дебют'

Документы
Лица премии
Публикации
2004
2003
2002
Издательская программа
Пресса о премии
Новости
Обратная связь
Фонд "Поколение"
Новый литературный журнал


Публикации



Публикации
Сергей КАЛУЖАНОВ - Рано или поздно (одноактная пьеса)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


ПЕРВЫЙ

ВТОРОЙ

МУЖЧИНА

ЖЕНЩИНА



На сцену, с правой стороны, споткнувшись, выскакивает человек в куртке с капюшоном. Он замирает, настороженно оглядываясь по сторонам. Потом садится на пол, ежась, — мерзнет. Появляется второй человек в куртке — капюшон у него надвинут на лицо. Присаживается рядом с первым. ДВОЕ в куртках сидят посреди сцены.


ПЕРВЫЙ. Я думаю, нет.

Пауза.

ВТОРОЙ. Ты думаешь, с ним все в порядке?
ПЕРВЫЙ. По крайней мере, ничего особенного.
ВТОРОЙ. Ну что с ним?
ПЕРВЫЙ. Ничего. Абсолютно ничего.
ВТОРОЙ. Нет. С ним что-то странное.
ПЕРВЫЙ. Он устал.
ВТОРОЙ. Слушай, почему он уходит?
ПЕРВЫЙ. Вообще-то, я думаю, рано или поздно это происходит с каждым.

ПЕРВЫЙ вдруг вскакивает.

ПЕРВЫЙ. Ты слышал?
ВТОРОЙ. Нет.
ПЕРВЫЙ. Нет, что-то такое было...
ВТОРОЙ. Ты что, ты его боишься?
ПЕРВЫЙ. Зачем? Я его не боюсь. Я вот ветра боюсь. Потому что на самом деле он за нами следит. Вот ты слышишь ветер? Слышишь? Да? Это он про нас рассказывает.
ВТОРОЙ. Кому?
ПЕРВЫЙ. Кому-нибудь. Кто понимает. Я вот не понимаю, значит, не мне рассказывает. Знаешь, как обидно? Я слышу, что про меня — а не понимаю. Вдруг он неправильно рассказывает? А я даже поправить его не могу. Я же не умею так (дует).
ВТОРОЙ. Ты что-то сказал?
ПЕРВЫЙ. Нет, наверное. Я же не умею. (Напряженно смотрит направо.) Все-таки там кто-то идет.
ВТОРОЙ. Всегда кто-нибудь куда-нибудь идет.
ПЕРВЫЙ. Ну не там же. Зачем кому-нибудь идти куда-нибудь там? Там идти некуда. (Пауза.) Я, кроме ветра, еще людей боюсь. Когда много. Потому что из них гадость всякая лезет, и через уши в голову заползает. Вот представляешь, вчера иду по улице, навстречу мужчина идет, ничего себе такой мужчина, то есть совсем ничего, ни себе, ни другим, так, название одно идет, по сторонам через очки с вот такими толстенными стеклами смотрит, вот здесь у него как бы усы, идет такой, ху-у-уденький... Лы-ы-ысенький... И спина у него — сутулая. А я смотрю на него — когда мимо проходил — смотрю, а из него во-о-о-от такая тетка вылезает, с бигудями на голове, в халате грязном, толстая, недовольная, и в руках у нее пилочка для ногтей, и она ею все пилит, пилит, пилит... И вот эта тетка ка-а-ак на меня кинется! Прямо к уху левому, заползти хотела, еле отбился.
ВТОРОЙ (рассудительно). На улицах сейчас неспокойно.
ПЕРВЫЙ. Я только один раз видел, чтобы из человека что-нибудь порядочное вылезло. В метро видел. Напротив девушка сидела, и глаза у нее серые, необычные — то есть вроде и серые, а вроде и голубые. И вот она так на меня посмотрела, вот так, и вижу — что-то хорошее из нее появляется, и ко мне потихоньку. Я только обрадоваться успел — другие уже накинулись, перехватили, такая давка жуткая началась! Никому не досталось, раздавили. А девушка уже вышла.

Пауза.

ВТОРОЙ. Ну, что мы сегодня?
ПЕРВЫЙ. А знаешь, что? Я думаю, сегодня мы все-таки уйдем.
ВТОРОЙ. Ну наконец-то! (Встает, идет.)
ПЕВЫЙ. Ты куда?
ВТОРОЙ. Ты сказал, что мы уйдем.
ПЕРВЫЙ. Что, прямо так?
ВТОРОЙ (останавливается от неожиданности). Я об этом не думал.
ПЕРВЫЙ. Это очень важно. Мы-ы-ы... можем уйти так. (Проходит в одну сторону, медленно.) Может так... (проходит в другую сторону быстрее) или так (проходит очень быстро). Видишь, какая разница?
ВТОРОЙ. Да. Я действительно об этом не думал.
ПЕРВЫЙ. Ну вот. (Садится.) Это очень серьезная проблема. Между прочим. Нам надо ее сначала решить.

ВТОРОЙ садится.

ПЕРВЫЙ (посмотрев направо, потом налево). Нет, ну ты слышишь? Ветер?
ВТОРОЙ. Где?
ПЕРВЫЙ. Во-о-он... Говорит что-то. Наверняка ведь, наверняка не так говорит, сволочь. Ну что ты будешь делать! Вот он говорит, говорит, да? а о нас что потом подумают?..

Водит глазами, словно хочет найти ветер и указать на его ошибки. Где-то, может, в зрительном зале, сидит МУЖЧИНА. Именно на нем останавливается взгляд ПЕРВОГО.
Пауза.

МУЖЧИНА. Что ты на меня   т а к   смотришь?
ПЕРВЫЙ. Как я на тебя смотрю?
МУЖЧИНА. Что ты отвечаешь вопросом на вопрос? Ты на меня   т а к   смотришь.
ПЕРВЫЙ. Да я просто на тебя смотрю.
МУЖЧИНА. Не-ет, не просто, ты всегда   т а к   смотришь. Приходишь ко мне, садишься — и смотришь. Не надо на меня   т а к   смотреть.

Выходит на сцену.

МУЖЧИНА. Я говорю — не надо   т а к   на меня смотреть, не надо.
ПЕРВЫЙ. Ну послушай, ну, что ты такое вообще говоришь? Ты вообще что имеешь в виду?
МУЖЧИНА. Да что я, что я, не вижу, что ли? Не вижу,   к а к   ты на меня смотришь?
ПЕРВЫЙ. А как?
МУЖЧИНА. Ну ты что, ну ты совсем не понимаешь?
ПЕРВЫЙ. Ты о чем?
МУЖЧИНА. Ну что за детский сад!
ПЕРВЫЙ. Да постой, о чем ты? Как я на тебя смотрю?
МУЖЧИНА. Ты на меня   т а к   смотришь!
ПЕРВЫЙ. Слушай, ну, прости, я честно, я ничего такого, не чтобы обидеть, ты мой лучший друг, и просто...
МУЖЧИНА (перебивая). Друг?.. На друга   т а к   не смотрят. У тебя взгляд бабский. Так только бабы на мужиков смотрят.
ВТОРОЙ. С ума сошел?
МУЖЧИНА. А что, я не вижу, да? У него на лбу написано! Все написано! Все!
ВТОРОЙ. Ну с чего ты это взял?
ПЕРВЫЙ. Да, с чего?
МУЖЧИНА. А что, я не вижу, как он на меня смотрит? Как он за мной ходит? Я не слышу, каким голосом он со мной разговаривает?
ВТОРОЙ. Очень интересно, каким?
ПЕРВЫЙ. Хотелось бы знать.
МУЖЧИНА. Бабским! Как будто переспать хочет!
ВТОРОЙ. И что? Тебе же нравится.
МУЖЧИНА. Нравится?!
ВТОРОЙ. Тебе это льстит.
МУЖЧИНА. Он интонации мои копирует, он движения мои копирует, он, он как на поводке за мной, что это, а? что это такое? Я на кухню — он на кухню, я в комнату — он в комнату, я курить — и он курить, а он не курит! Понимаешь, не ку-рит! Чего он за мной прется?
ВТОРОЙ. Ты ему нравишься.
МУЖЧИНА (торжествуя). Ну вот! Я про что и говорю!
ПЕРВЫЙ. Да не об этом ты говоришь! Ну почему, ну почему, ну почему — если нравишься, так что, так сразу переспать, да? Нет, ну я не понимаю. Да, мне с тобой хорошо, да, да, да, ты мне нравишься, ты это хотел услышать? ты мне нравишься, нравишься. Только я с тобой спать — не хочу, целоваться мне с тобой — не надо, мне ничего с тобой   т а к о г о   не надо, я с тобой разговариваю, мне больше ничего не надо, мне нравится с тобой разговаривать. И   т а к   я на тебя не смотрю. Я на тебя обыкновенно смотрю. Понятно? Обыкновенно. Это что, понять трудно?

Пауза.

МУЖЧИНА. Ты лучше ко мне больше не приходи. Вот что ты на меня   т а к   смотришь?! Не надо на меня т а к смотреть! (Уходит.)

ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ сидят у стены.

ПЕРВЫЙ. Кстати, я вот решил, как уходить. Я сначала думал, что надо уходить быстро — очень-очень, бегом почти. Но сейчас вот я понял: уходить надо медленно. Иначе не поймешь.
ВТОРОЙ. Чего не поймешь?
ПЕРВЫЙ. Ничего не поймешь. Даже что ушел, не поймешь. Вот и будешь — сам уже там, и вроде как и тут. Глупость выйдет. А мы сегодня уйдем, точно.
ВТОРОЙ. Налево или направо?
ПЕРВЫЙ. Не знаю. Направо... Направо — тротуар, бордюр, часть проезжая, будка, в будке милиционер, лицо доброе, с усами, колбасу режет, бордюр, тротуар. Налево... Налево — тротуар, бордюр, часть проезжая, бордюр, тротуар, парк, памятник, стоит, лицо есть, выражения нет. Усов тоже. А что дальше — я не знаю.
ВТОРОЙ. А прямо что?
ПЕРВЫЙ. Прямо? Прямо, там есть чудная такая вещь, там с небом говорят, очень интересная штука. Только там не очень хороший разговор получается, потому что он только с одного конца работает, там не слышно, что тебе отвечают, поэтому мне не очень нравится. Туда мы не пойдем.
ВТОРОЙ. Ну так налево или направо?
ПЕРВЫЙ. Не знаю. Но это тоже важно решить, потому что с чего начнешь, так и дальше пойдет.  
ВТОРОЙ. Значит, надо подумать?
ПЕРВЫЙ. Надо подумать.

Справа раздается мужской голос.

ГОЛОС. Эй!
ПЕРВЫЙ. А пока мы будем думать, знаешь, что мы сделаем?
ГОЛОС. Эй! Ты здесь, эй?
ПЕРВЫЙ. Мы с тобой будем играть в прятки. Это же игра очень интересная. Я всегда любил прятаться парами, тогда можно прятаться и говорить одновременно.

ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ прячутся. Справа выходит МУЖЧИНА. Оглядывается.

МУЖЧИНА. Влад? Ты здесь?

Проходит вперед, смотрит направо, налево, прямо.

МУЖЧИНА. Влад?.. Твою мать...

Уходит обратно. Секунду на сцене никого нет, потом появляются ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ — идут, беседуя.

ПЕРВЫЙ. Вот видишь, как здорово вдвоем прятаться, мне очень твой вопрос понравился, очень, я тоже, кстати, часто думал об этом — действительно, вот, вот действительно: она   плачет — или смеется? И главное — почему?
ВТОРОЙ. Вот-вот. Непонятно же.
ПЕРВЫЙ. То есть это как посмотреть, понимаешь? Иногда посмотришь — плачет. Иногда посмотришь — смеется! А иногда посмотришь — а Луны-то и вообще нет. Облака одни. Или месяц. А он без выражения.
ВТОРОЙ. Да? (Смотрит наверх.) Вот мне сейчас кажется, что она... что она...
ПЕРВЫЙ. Ее сейчас нет.
ВТОРОЙ. А-а, вот почему я понять не могу...
ПЕРВЫЙ. Вообще-то, это может зависеть от настрения. Один посмотрит: "Ах, боже мой, даже Луна рыдает со мной! Мои чувства трясут Вселенную". А другой, рядом стоит, смотрит — "Что за бред! "Плачет!" — смеется! Я смеюсь — и она смеется". Понимаешь?
ВТОРОЙ. Ух ты, а я как-то никогда про это не думал...
ПЕРВЫЙ. Знаешь, на самом деле... (Оглядывается по сторонам.) На самом деле — ты только никому, хорошо?
ВТОРОЙ. Хорошо, хорошо.
ПЕРВЫЙ (шепотом). Так вот, на самом деле, я на нее долго смотрел, и понял одну важную штуку. Очень важную. На самом деле Луна — и смеется, и плачет. Все зависит от того, что ей в данный момент сказать. Если ей сказать что-нибудь хорошее   —   она смеется. Плохое — плачет. А иногда и смеется, и плачет одновременно. Это когда ей сказать что-нибудь такое хорошее, что аж плакать хочется. Или такое плохое, что просто смешно. Вот я так считаю.

С правой стороны снова выходит МУЖЧИНА — на этот раз тихо.

ВТОРОЙ. Причем, знаешь, что еще может быть? Еще очень может быть, что говорит с Луной именно ветер. Понимаешь? А он же неправильно рассказывает, вот и она — то смеется, а то плачет. (Посмотрев на мужчину, продолжает с той же интонацией.) Плачет, плачет, плачет, пока ее кто-нибудь не утешит, поэтому я думаю, нам надо снова спрятаться, это ведь хорошая игра, очень хорошая, очень, потому что вот смотри: тебя не видно, а ты все равно есть, это очень хорошая игра, понимаешь, так что...

Говоря, ПЕРВЫЙ встает и идет от МУЖЧИНЫ.

МУЖЧИНА. Влад.

ПЕРВЫЙ настороженно приседает, но не оборачивается.

МУЖЧИНА. Ну все, Влад, я тебя нашел.
ВТОРОЙ. Вообще-то, ты нашел нас.
МУЖЧИНА. А, ну... Да. Вас.

ПЕРВЫЙ оборачивается.

ПЕРВЫЙ. Привет. Привет. Привет. Как дела, привет. Да. Привет. Ты гуляешь, да? Привет. Мы вот тоже. Ходим, Луну смотрим. Ты Луну видел? Посмотри, вон она. Смеется. Или плачет. Или одновременно, мы уже и не знаем...
МУЖЧИНА. Влад.
ПЕРВЫЙ. Потому что если посмотреть одним глазом, то плачет, другим — смеется, а если посмотреть двумя глазами, то — сам понимаешь...
МУЖЧИНА. Влад.
ВТОРОЙ. Он тебя зовет.
ПЕРВЫЙ. Я слышу. Ты что, не понимаешь, я пытаюсь его игнорировать? А ты мне все испортил. (Мужчине.) Ты чего от меня хочешь?
МУЖЧИНА. Пошли.
ПЕРВЫЙ. Пошли.
ВТОРОЙ. Пошли.
МУЖЧИНА То есть?..
ПЕРВЫЙ. Ну, ты же сказал — пошли, и мы тебе ответили — пошли, ты нас позвал — мы откликнулись, разве что-то не правильно? Или ты не хочешь, чтобы мы шли? А тогда зачем ты сказал "пошли"? Разве мы неправильно рассуждаем? Ведь если кто-то говорит: пошли — значит, он хочет, чтобы за ним пошли, так? Правильно?
МУЖЧИНА (сбит с толку). Ну... да.
ПЕРВЫЙ. Тогда и говорить не о чем, пошли.
МУЖЧИНА уже не совсем уверен в том, хотел ли он что-нибудь.
ПЕРВЫЙ. Ну, пойдем, пойдем.

МУЖЧИНА идет направо. ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ — налево.

МУЖЧИНА. Ты куда пошел?
ПЕРВЫЙ. Туда.
МУЖЧИНА. Ты что, ты издеваешься, да?
ВТОРОЙ. А почему он говорит "ты", он что, он меня обидеть хочет?
ПЕРВЫЙ. Ты его обидеть хочешь?
МУЖЧИНА. Тьфу-ты! — вы, вы, вы что, издеваетесь надо мной, да?
ПЕРВЫЙ. Почему? Мы же выполняем твое желание.
МУЖЧИНА. Мое?..
ПЕРВЫЙ. А кто сказал — шли? Это не мы.
ВТОРОЙ. Нет.
ПЕРВЫЙ. Видишь — не мы. Значит, это ты сказал. Больше ведь некому. Нас-то здесь трое всего.

Пауза.

ПЕРВЫЙ. Нас-то трое.
МУЖЧИНА (пауза, разворачивается, пошел, повернулся). Урод. Мудила. И всегда был. (Снова пошел, снова повернулся.) Только из-за нее. Ей спасибо скажи. Я был против. Ей спасибо.
ПЕРВЫЙ. Сказать ей спасибо. Понял. Понял. А ты понял?
ВТОРОЙ. Понял. Ничего сложного. Сказать ей спасибо.
ПЕРВЫЙ. Ничего сложного. Хорошо. Мы поняли. Сказать ей спасибо. Все понятно.
МУЖЧИНА (уходит, покачивая головой). Му-дила...

ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ снова пристраиваются у стены.

ПЕРВЫЙ (поясняет второму). Он не со зла. Он всегда был немножко такой... Впыльчивый. Он вообще очень милый.
ВТОРОЙ. Но мы сегодня уйдем?
ПЕРВЫЙ. Уйдем. Вот только посидим еще немного. Вот рука. Да? Вот если руку отморозить, что будет?
ВТОРОЙ. Больно будет.
ПЕРВЫЙ. И руку отрежут. Отрежут руку, и дадут ее подержать.
ВТОРОЙ. Куда? Руку-то отрежут.
ПЕРВЫЙ. А вторая? Дадут подержать, скажут: ну вот она. Твоя рука. Видишь, какая она? А я ведь ее не смогу понять. Она ведь уже непонятная. Была моя — была понятная, потому что у нее я был, я про нее все рассказать мог. А теперь-то ведь у нее меня нет. И своего рта у нее нет. Как же ей понятной стать? Так и загнется. Непонятая. Во-о-от... (Дергает ВТОРОГО за рукав.) И не забудь, мы должны сказать ей спасибо. Ей...

Слева выходит ЖЕНЩИНА. Она смотрит на ПЕРВОГО. Он, в свою очередь, смотрит на ВТОРОГО, толкает его в бок — мол, посмотри. ВТОРОЙ смотрит на нее.

ЖЕНЩИНА (проходит вперед). Мне этого мало.

ВТОРОЙ встает, загораживая ПЕРВОГО.

ВТОРОЙ. Чего — мало?
ЖЕНЩИНА (заходит с другой стороны). Это извращение, да?
ВТОРОЙ (снова загораживает ПЕРВОГО). Какое извращение?
ПЕРВЫЙ (выглядывая из-за ног второго). Да, какое, какое?
ЖЕНЩИНА. Скажи, что я должна сделать?
ВТОРОЙ. Она тебе что-нибудь должна?
ПЕРВЫЙ. Нет.
ВТОРОЙ. Успокойся, ты ему ничего не должна.
ЖЕНЩИНА. Ты надо мной издеваешься.
ПЕРВЫЙ. Я над ней издеваюсь?
ВТОРОЙ. Да нет.
ПЕРВЫЙ. Я над тобой не издеваюсь.
ВТОРОЙ. Он не издевается.
ЖЕНЩИНА. Приходишь ко мне, сидишь каждый вечер, говоришь, говоришь, говоришь, смотришь на меня... Зачем, объясни мне, что, зачем?
ПЕРВЫЙ. Мне с тобой хорошо.
ЖЕНЩИНА. Ах, неужели! Вот так вот просто — "мне хорошо с тобой"...
ПЕРВЫЙ. Ну конечно, просто! Что же тут сложного?

ЖЕНЩИНА решительно идет к нему, ВТОРОЙ в очередной раз преграждает ей путь.

ЖЕНЩИНА (жалобно). Я не понимаю тебя. Правда. Я очень хочу. Но не понимаю.
ПЕРВЫЙ. Ну, послушай... Ну, что ты... Разве тебе со мной плохо?
ЖЕНЩИНА. Г-господи...
ПЕРВЫЙ. Ну скажи честно — разве тебе со мной плохо?
ЖЕНЩИНА. Да... (делает резкое движение к нему, Второй преграждает путь). Что такое... Отойди ты! (Отодвигает Второго.) Неужели ты не понял?
ПЕРВЫЙ (съежившись). А что?
ЖЕНЩИНА. Ты что, не видишь, что я... влюбилась в тебя.
ПЕРВЫЙ. Ну... Зачем же ты... так... То есть... Я же... Я же не виноват... Я просто... Мне просто хорошо с тобой.
ЖЕНЩИНА. Помолчи. Помолчи. Знаешь что? Знаешь? Знаешь... — нет. Все равно не поймешь. Ты лучше уходи. Просто — уходи.
ПЕРВЫЙ (жалобно, Второму). Она меня прогоняет.
ВТОРОЙ. Сиди. Сиди, даже не шевелись.
ЖЕНЩИНА. Ну? Уходи.

Пауза.

ЖЕНЩИНА. Не уходишь? Ладно. Тогда я уйду. (Повернувшись на выходе.) И пожалуйста. Верни ключи от моей квартиры.

ПЕРВЫЙ сидит. Потом вдруг вскакивает, бросается было вслед за ЖЕНЩИНОЙ.

ВТОРОЙ. Эй, ты куда, куда, куда?
ПЕРВЫЙ. Ты же слышал, она сказала — верни ключи, мне надо отдать ей ключи, она сказал — верни ключи, мне надо отдать ей ключи, мне надо отдать ей ключи, мне надо, мне надо отдать ей...
ВТОРОЙ. Стой!
ПЕРВЫЙ. А?
ВТОРОЙ. Она уже ушла. Потом отдашь.
ПЕРВЫЙ (тут же успокоившись). А, ну потом — так потом (садится).

ВТОРОЙ недоуменно смотрит на ПЕРВОГО. Подходит ближе.

ВТОРОЙ. И что это такое?
ПЕРВЫЙ. Сижу.
ВТОРОЙ. Надо же. И чего сидишь?
ПЕРВЫЙ. Ты же сам сказал. Она уже ушла.
ВТОРОЙ. Ну, она-то ушла — а мы? Мы тоже должны идти. Ты сам говорил — сегодня мы наконец уйдем.
ПЕРВЫЙ. Ага. Говорил. Уйдем.
ВТОРОЙ. Ну так пошли!
ПЕРВЫЙ. Подожди. Да подожди, подожди, сядь! Садись. Смотри, как хорошо. Смотри вокруг. Хорошо же? И ветер притих. И Луна успокоилась. И рука — вот она, моя, понятная... (Вдохнул, выдохнул. Вдруг.) Ну ведь целоваться-то ты можешь сколько угодно, но лучше ее от этого не узнаешь, правильно? А? Вот. И спать с ней можно сколько угодно, хоть день, хоть два, хоть неделю, хоть месяц, тяжело, конечно, но можно. И все равно ничего не узнаешь. Ну, будешь ты знать, что у нее на спине, справа от позвоночника, вот между позвоночником и лопаткой — у нее родинка. И вот здесь, вот здесь, на ноге, чуть выше колена, но не спереди, а сбоку чуть-чуть — у нее тоже родинка. А во сне она — а во сне она разговаривает и иногда даже на разных языках. Даже стихи читает иногда. А еще любит, чтобы ее целовали под коленкой. Вот любит, и все. И ты это все про нее знаешь. И чего? Вот, вот чего?
ВТОРОЙ. Чего?
ПЕРВЫЙ. Да ничего. Поцелуешь ее под коленкой — и ничего. Лучше ее от этого не узнаешь. И она тебя не узнает лучше, если ты ее все под коленкой целовать будешь. "О-о-о... Эт-то тот парень... Он потрясающе целует меня под коленкой..." — ну и что? Смысл-то какой?
ВТОРОЙ. Какой?
ПЕРВЫЙ. Никакой! Поцеловал ты ее под коленкой, а все, каким было, таким и осталось. Зачем тогда вообще под коленку лезть надо было?
ВТОРОЙ. Я не знаю. Это ты сказал.
ПЕРВЫЙ. Так вот я тоже не знаю. Это странно все очень.
ВТОРОЙ. Ну, пошли, что ли?
ПЕРВЫЙ. Сейчас. Сейчас. Зябну я что-то... Это ведь наверняка кто-то очень любопытный делает.
ВТОРОЙ. Кто?
ПЕРВЫЙ. Не знаю, кто, но очень любопытный.
ВТОРОЙ. Что делает-то?
ПЕРВЫЙ. Ну вот это вот. Вот чтобы холодно. Представляешь, как ему интересно? Сидит он так, и вдруг ему в голову приходит мысль. "А что они будут делать, если (состроил хитрую физиономию) — если холодно? Эт-то интересно. Эт-то надо выяснить. Эт-то обязательно надо выяснить. Да, пусть холодно будет, я посмотрю". И все сразу — у-у-у-у-у... (Изображает крайнюю степень замерзания.) "Вишь ты, как... выделываются... М-м-м..." А потом — "ну хорошо, ну я все понял, если холодно — скукоживаются. Хорошо. (Снова скроил хитрую рожу, быстро.) А если жарко? Это же, наверное, будет по-другому, так ведь? Пусть будет жарко". Ну и тогда все, конечно — а-а-а-а-а... (Раскидывается, изнуренный жарой, смахивает со лба пот.) И вот он посмотрит-посмотрит, посмотрит-посмотрит — и скажет: "А дай-ка я... сравню. Холодно — и жарко. А?" И вот тут-то все и начинается. Сначала — у-у-у-у-у... А потом раз — и а-а-а-а-а... У-у-у-у-у... А-а-а-а-а-а. У-у. А-а. У. А. У. А. Мне кажется, он так разговаривает с нами. Мол — (с очень хитрым лицом) "Эй! А я здесь!" И знаешь, знаешь — он здорово любопытный. То есть я хочу сказать, ему это совсем не надоедает. Я специально считал. Он уже так делал (загибает пальцы, шевелит губами)... двадцать пять раз.
ВТОРОЙ. Интересно.
ПЕРВЫЙ. Да вообще, много интересного, надо только видеть.

За сценой голоса МУЖЧИНЫ и ЖЕНЩИНЫ.

МУЖЧИНА. Давай я просто позвоню, и все.
ЖЕНЩИНА. Ну подожди.
МУЖЧИНА. Что ждать-то?
ЖЕНЩИНА. Подожди. Ну, пожалуйста.
ВТОРОЙ. Может, спрячемся?
ПЕРВЫЙ. Да поздно уже.

ВТОРОЙ как-то непонятно встает — он немножко неточен в движениях — он отходит, пятится, пока, наконец, не исчезает со сцены. ПЕРВЫЙ сидит. Справа выходят МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА.

МУЖЧИНА. Ну вот он. Сидит.
ЖЕНЩИНА. М. (Повернувшись к Мужчине.) Побудь дома. Я с ним поговорю.
МУЖЧИНА. Оль!
ЖЕНЩИНА. Пять минут.
МУЖЧИНА. Ладно. (Уходит.)

ЖЕНЩИНА подходит к ПЕРВОМУ.

ЖЕНЩИНА. Привет.
ПЕРВЫЙ. А, да, привет, привет.
ЖЕНЩИНА. Мерзнешь?
ПЕРВЫЙ. Нет, нет. Мы не мерзнем, нет.
ЖЕНЩИНА. Пойдем?
ПЕРВЫЙ. Куда?
ЖЕНЩИНА. Домой.
ПЕРВЫЙ. Да... нет, мы не хотим. Нет.
ЖЕНЩИНА. Влад.
ПЕРВЫЙ. Что?
ЖЕНЩИНА. Влад, посмотри на меня. Ты ведь меня помнишь?
ПЕРВЫЙ. Конечно, мы тебя помним. Конечно. У нас знаешь, какая память. Мы-ы-ы всех помним.
ЖЕНЩИНА. Пойдем домой.
ПЕРВЫЙ. Да нет.
ЖЕНЩИНА. Пойдем.
ПЕРВЫЙ. Да нет, ну... ну, нет, мы, мы ведь гуляем. Понимаешь? Мы гуляем. Потом, ладно?
ЖЕНЩИНА. Ну, пойдем, пойдем, ты же раздет совсем. Пойдем!

ЖЕНЩИНА тянет ПЕРВОГО за рукав, он визжит, куртка наполовину съезжает с него — она надета на голое тело. На его визг выскакивает МУЖЧИНА.

МУЖЧИНА. Что такое?!..
ЖЕНЩИНА. Тихо, тихо, ничего, ничего...
МУЖЧИНА. Чего он кричал?
ПЕРВЫЙ. Ты испортила все! Зачем ты так? Что мы тебе плохого сделали?
ЖЕНЩИНА. Ну... Я не хотела, ну, правда, не хотела, ну, ну, дай я тебе помогу, ну, дай...
МУЖЧИНА. Что случилось-то?
ПЕРВЫЙ (вырывается). Не трогай!

ЖЕНЩИНА стоит, не знает, что делать. ПЕРВЫЙ снова закутывается в куртку.

ПЕРВЫЙ. Уходи.
ЖЕНЩИНА. Пошли?
ПЕРВЫЙ. Нет. Одна уходи. Мы обиделись. (Отворачивается.) Вон, видишь — Луна смеется. Прямо над нами смеется. Это из-за тебя.

МУЖЧИНА подходит, отводит ЖЕНЩИНУ в сторону.

МУЖЧИНА. Оль, давай по-честному. Мы попробовали...
ЖЕНЩИНА (перебивая). Ну...
МУЖЧИНА (перебивая). Мы попробовали, и у нас не получилось.
ЖЕНЩИНА (перебивая). Я просто хочу...
МУЖЧИНА (перебивая). Уже три недели. Три недели. Он каждый день сбегает. Сюда, на крышу, в подвал — ну что это? Позавчера у памятника в парке, вчера милиционер привел, помнишь? Это бесполезно.
ЖЕНЩИНА. Понимаешь, если еще подождать...
МУЖЧИНА. Сбежит, как из больницы. И где ты его в городе искать будешь?
ЖЕНЩИНА. Ну... ну мы же виноваты, понимаешь, мы...
МУЖЧИНА. Это не мы. Мне врачи объясняли. Врожденное. Рано или поздно. Понимаешь? Рано или поздно. Пойдем. Надо позвонить в больницу. И все будет в порядке. Захочешь — будем его навещать. Пошли.
ЖЕНЩИНА. Ну хорошо.

ЖЕНЩИНА идет было вместе с МУЖЧИНОЙ, но потом возвращается к ПЕРВОМУ, который стоял к ним спиной: разворачивает его.

ЖЕНЩИНА. Влад, мы тебя отдаем. Понимаешь? Обратно в больницу. Обратно. Понимаешь? Ты этого хочешь? Если не хочешь — иди за мной. Сразу. Сейчас. Пошли?
ПЕРВЫЙ. Что ты от нас хочешь? Мы гуляем. Не трогай, ладно? Мы гуляем. Зачем идти? Не надо. Все хорошо. Нам хорошо. Не трогай, а?

ЖЕНЩИНА стоит перед ним, думая, что сказать. Наконец, МУЖЧИНА уводит ее.

ЖЕНЩИНА. Ну почему он говорит о "мы"? Это так... это так... не знаю... просто не знаю.
МУЖЧИНА. Их же там много... Бог его знает, кого он видит... Пойдем. Надо позвонить...
ЖЕНЩИНА. И ему так лучше.
МУЖЧИНА. Ага. Ему лучше.

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА уходят. ПЕРВЫЙ стоит. Начинает улыбаться. Чуть-чуть раскачивается, а потом, раскачавшись как следует — быстро садится. Возвращается ВТОРОЙ. Становится перед ним. Долго смотрит на него.

ВТОРОЙ. Ну что? Пойдем?
ПЕРВЫЙ. Садись.
ВТОРОЙ. Подожди, а как же...
ПЕРВЫЙ. Садись, садись, я тебе говорю. (Тянет Второго за рукав, тот садится.)
ВТОРОЙ. Ну что? Опять? "Мы уйдем, мы уйдем..." И что, и опять ничего?
ПЕРВЫЙ. Мы уйдем завтра.
ВТОРОЙ. Ну вот ты всегда так.
ПЕРВЫЙ. Тихо. Давай пока тут посидим. Скоро нас отсюда все равно заберут. А завтра уйдем.
ВТОРОЙ. Ты не хочешь от них уходить? А? Я прав, да? Я прав. Ты не хочешь уходить от них. Вот в чем все дело.
ПЕРВЫЙ (прячет улыбку). Ну... вообще-то, некоторые люди очень даже ничего...
ВТОРОЙ. Привязался, тоже мне...
ПЕРВЫЙ. Сиди. Сиди. Вон и ветер что-то такое говорит. Давай послушаем, может, поймем. И Луна улыбается, настроение у нее хорошее, значит, ветер правильно говорит. И этот, любопытный — чувствуешь, как холодно, да? Это ему снова интересно. То есть он нас видит, понимаешь? С ним поговорить можно. Если еще холодней станет — значит, отвечает. Это же здорово, когда тебе кто-то отвечает, правильно? Потому что если отвечает — значит, понимает.
ВТОРОЙ. Ну завтра мы точно уйдем?
ПЕРВЫЙ. Завтра — точно. Завтра он точно уйдет.

Пауза.

ПЕРВЫЙ. И вообще, я думаю, рано или поздно это происходит с каждым.
ВТОРОЙ. Слушай, почему он уходит?
ПЕРВЫЙ. Он устал.
ВТОРОЙ. Нет. С ним что-то странное.
ПЕРВЫЙ, Ничего. Абсолютно ничего.
ВТОРОЙ. Ну что с ним?
ПЕРВЫЙ. По крайней мере, ничего особенного.
ВТОРОЙ. Ты думаешь, с ним все в порядке?

Пауза.

ПЕРВЫЙ. Я думаю, нет.

ДВОЕ в куртках сидят посреди сцены.


К О Н Е Ц


Вернуться к списку публикаций


  

Документы  | Лица премии  | Публикации  | Издательская программа  |
Пресса о премии  | Новости  | Обратная связь  | Фонд "Поколение"  | Новый литературный журнал

© 2001-2003 Независимая литературная премия "Дебют"
Made in Articul.Ru
Rambler's Top100

Смотреть видео онлайн

Онлайн видео бесплатно